Дом с мозаикой: доходный дом герцога Н.Н. Лейхтенбергского в Санкт-Петербурге (Большая Зеленина, 28)

Доходный дом герцога Лейхтенбергского на Большой Зеленина — один из самых красивых и необычных образцов петербургского модерна. Петроградская сторона, конечно, не может пожаловаться на дефицит замечательных построек ведущих зодчих начала XX века, и однако такого оригинального модерна не встретишь, наверное, больше нигде не только на Петроградке, но и во всем Петербурге.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Неповторимой особенностью этого здания является удивительный мозаичный фриз с индустриальными и природными пейзажами. А причудливые органические формы декора и «глазки» из мозаичных фрагментов вызывают в памяти образы творений Антонио Гауди. Весь облик этого дома нездешний, не северный, он ближе не к петербургским или хельсинкским, а, скажем, к брюссельским, парижским или барселонским собратьям по стилю модерн, хотя, пожалуй, и в Европе аналогов этой своеобразной постройки в стиле ар-нуво трудно найти.

Архитектура доходного дома герцога Н.Н. Лейхтенбергского: модерн с изюминкой

Поговорим для начала об архитектурных особенностях и оформлении фасада доходного дома герцога Лейхтенбергского, созданного по проекту Ф.Ф. фон Постельса (об истории дома, его заказчике и архитекторе читайте ниже). Благодаря оригинальным орнаментальным деталям, это здание давно попало в поле зрения искусствоведов.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Из-за обилия текучих криволинейных форм декора некоторые специалисты даже сравнивают его с работами знаменитого французского представителя архитектуры ар-нуво Жюля Лавиротта (Jules Joseph Aimé Lavirotte) (1864-1929). Последний в сотрудничестве с керамистом Александром Биго (Alexandre Bigot) создал такие потрясающие образцы парижского модерна, как доходный дом на avenue Rapp, 29 (1901) и отель Céramic Hôtel на avenue de Wagram, 34 (1904).

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Эффектный фасад дома герцога Н.Н. Лейхтенбергского выходит на улицу Большая Зеленина. Хотя фасад по своей структуре решен в классическом симметричном стиле, именно фантастический декор здания делает его произведением искусства. На упорядоченную архитектурную композицию накладывается монументальная мозаичная картина и затейливый рельефный декор, вспученный, полный жизни.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Основная «изюминка» фасада — это, безусловно, гигантский мозаичный фриз верхнего этажа, состоящий из пяти пейзажных панно, перемежаемых окнами и необычными стеклянными фонариками художественных ателье. Мозаика для этого доходного дома была создана в 1905 году по эскизам художника-архитектора С.Т. Шелкового в мастерской знаменитого русского художника-мозаичиста В.А. Фролова (1874-1942). Напомним, что в мастерской Фролова был выполнен фриз дома Набоковых и здания Общества взаимного кредита в Петербурге, а также мозаики для Спаса на Крови, Феодоровского собора в Пушкине, храма Александра Невского в Таллине, Морского собора Николая Чудотворца в Кронштадте и других религиозных и светских учреждений, особняков и доходных домов.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Мозаичная мастерская Фролова с 1899 до 1918 года работала на Васильевском острове, на Большом проспекте, 64 (на углу с 22-й линией). В 1929 году Фролов и его семья были вынуждены покинуть здание. После этого художник возглавлял мастерскую мозаики Академии художеств. Умер Фролов от голода во время ленинградской блокады. Мастерская Фроловых, основанная отцом и братом Владимира Александровича, прославилась не только высоким художественным качеством работ, но и применением нового способа набора смальт («обратного набора»), значительно ускорявшего и удешевлявшего создание мозаик. Это позволяло украшать мозаикой не только крупные храмы, но и жилые дома — и сыграло решающую роль в возрождении русской декоративной мозаики.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Для доходного дома герцога Н.Н. Лейхтенбергского в мастерской Фролова была изготовлена удивительное огромное мозаичное панно, которое по замыслу художника С.Т. Шелкового практически полностью покрывает верхний этаж здания, заполняя всю свободную поверхность стен, в том числе промежутки между наличниками окон. Этот мозаичный фриз-панорама интересен как выбором сюжета, так и техникой исполнения. Тематика мозаики очень необычна: в русском мозаичном искусстве раньше еще не создавали композиций с подобными картинами — чего стоит один только индустриальный пейзаж с дымящимися фабричными трубами большого города (пейзаж напоминает нам о бурном промышленном развитии Петроградской стороны в начале XX века).

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

С этим урбанистическим видом мирно соседствуют, перетекая один в другой в виде единой панорамы, остальные мозаичные композиции. Это уже более романтичные пленэрные мотивы: бескрайние просторы полей, холмы, морские дали с парусниками у причала. Если внимательно присмотреться, то на правой крайней мозаике с изображением парусников справа внизу можно заметить букву «Ф» и год «1905».

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Что касается техники набора, то новаторское решение В.А. Фролова состояло в том, чтобы использовать беспрецедентно крупные и разнообразные по конфигурации куски смальты. Такой метод получил название техники укрупненного набора и позволил максимально полно раскрыть декоративный потенциал мозаичных пластин неправильной формы, которые, как густые мазки в живописи, создают выразительное рельефное изображение. Определенную роль играет и сама фактура шероховатой поверхности смальты, создающая эффекты преломления и отражения. Мозаичные картины дышат светом и воздушностью, напоминая картины импрессионистов. По величине и рисунку это мозаичное панно не имеет аналогов в Санкт-Петербурге. Оно органично сочетается с архитектурно-скульптурной основой здания; недаром этот дом в стиле модерн называют выдающимся примером синтеза искусств.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Пространство смальтового фриза разделяют четыре трехгранных стеклянных фонарика, предназначавшихся, как уже было сказано, для художественных мастерских. Чередование этих прозрачных пирамид с отсвечивающими мозаичными панно создает дополнительный визуальный эффект. Вдобавок к этому, каждое из пяти мозаичных полотен верхнего этажа «разрывается» окном, позволяя зрителю самостоятельно додумать недостающие фрагменты пазла. Пейзажные мозаики будто сливаются с небом, с воздушно-световым пространством, объединяя дом с его окружением.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Остальные этажи дома оформлены не менее оригинально. Нижний этаж, выделенный широкими витринами магазинов, привлекает внимание центральным порталом. Этот парадный вход окаймлен своеобразным свитком, по бокам которого крупными акцентами горят два круглых солнца с инопланетными «глазками» в окружении изощренно изогнутых лучей-лепестков, напоминающих то ли щупальца монстров, то ли закрученные листья загадочного растения.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Особым украшением главного входа, бесспорно, являются две парящие над дверью женские фигуры, летучие, с развевающимся платьем. Эти изящные девы в стиле ар-нуво обрамляют вздувшееся волной завершение портала.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Три основных (жилых) этажа здания прорезаны равномерно расположенными окнами. Общую вертикаль задают два симметричных округлых эркера и ровный строй пилястр в простенках.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Причудливый рельефный декор сосредоточен в основаниях и завершениях эркеров и в нижней части пилястр, на уровне второго этажа.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Эти текучие, криволинейные, причудливо сплетающиеся орнаментальные мотивы, характерные для ар-нуво, вызывают некоторые ассоциации с органическими формами, хотя прямые аналогии найти трудно.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Кому-то здесь видятся стилизованные водоросли, морские коньки и раковины моллюсков, кто-то сравнивает это лепное кружево с пенящейся морской стихией.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Стоит обратить внимание и на мозаичные вставки в завитках этого бурлящего декора. Использованные для них керамические фрагменты неправильной формы напоминают о гаудианской технике тренкадис.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Продолжая морскую тематику, можно заметить, что оригинальные полукруглые наличники (архивольты) окон четвертого этажа напоминают застывшие волны или упруго надутые ветром паруса. Под фонариками мастерских тоже просматриваются завихрения волн. А в неправильных овалах решеток, украшающих балкончики в верхней части эркеров, угадываются то ли стилизованные рыбы, то ли водоросли, то ли паутина.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Капители пилястр кажутся размягченной субстанцией. Они будто плавятся, теряют форму. По сторонам завершающих эркеры балконов причудливо «стекают» сгустки некой вязкой массы, застывающей большими тяжелыми каплями. Оплывающие каплями завитки можно также обнаружить по сторонам окон третьего этажа (заодно стоит обратить внимание на оригинальную выгнутую форм оконных рам).

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Весь этот энергичный орнаментально-скульптурный слой составляет неожиданное художественное единство со строго упорядоченной архитектурной основой.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Что касается интерьеров доходного дома Н.Н. Лейхтенбергского, то в свое время они также были оформлены в стиле модерн (ар-нуво). От былого великолепия осталось не так уж много. В частности, в парадной можно увидеть плавно округленную изразцовую печь знаменитого финского завода Åbo. Другими покалеченными свидетелями прошлого являются увитые растительным орнаментом решетки основной лестницы и лихо закрученная винтовая лестница, ведущая на чердак (см. фотографии тут и тут). Также можно заглянуть в два внутренних двора и обратить внимание на окна художественных мастерских на верхнем этаже.

История доходного дома герцога Н.Н. Лейхтенбергского

Доходный дом герцога Н.Н. Лейхтенбергского был построен в 1904–1905 годах и стал первой крупной работой молодого зодчего Ф.Ф. фон Постельса. Проект малоизвестного архитектора оказался столь удачен, что это произведение стало одним из лучших и самых оригинальных зданий в стиле модерн во всем Санкт-Петербурге. Несколько слов о создателе этого чуда архитектуры архитекторе Постельсе и его заказчике — герцоге Н.Н. Лейхтенбергском.

Архитектор Фридрих Фридрихович Постельс (Theodor von Postels) (1873-1960) (в литературе также встречается вариант Фёдор Фёдорович фон Постельс и Фридрих Август Постельс) — крупный мастер архитектуры модерна, автор ряда жилых и промышленных зданий, работавший также как живописец, график, иллюстратор. Потомственный дворянин, фон Постельс родился в лютеранской семье в Санкт-Петербурге. Дед архитектора, Александр Филиппович, был тайным советником, членом Совета министра народного просвещения, директором 2-й гимназии (20 лет его руководства считались лучшими в истории этого учебного заведения) [15]. Отец будущего зодчего, статский советник Федор Александрович, работал директором Лесного института, его тоже любили и уважали студенты.

В течение десяти лет фон Постельс (с 1883 по 1893 год) учился в гимназии К. Мая [19], а в 1900 году окончил Академию художеств, где обучался в мастерской профессора архитектуры Л.Н. Бенуа. Затем Постельс работал в Петербурге и Москве, проявив себя как яркий мастер архитектуры модерна (стоит отметить собственный особняк архитектора на Каменном острове: Театральная аллея, 4). После революции зодчий эмигрировал и был вынужден забыть о привычном образе жизни состоятельного петербуржца с высоким положением обществе, оставить увлечения фотографией, спортом и воздухоплаванием. Фотография Ф.Ф. фон Постельса в юности, ок. 1893 года [19]:

Ф.Ф. фон Постельс

С 1920 года Постельс жил в США (в Нью-Йорке), где работал над исследованиями по вопросам перспективы, преподавал, выступал в качестве архитектора-консультанта и рисовальщика. В эмиграции архитектор изменил написание своей фамилии на «де Постельс». К сожалению, архитектору не удалось повторить свой первый успех, и на новой родине он не создал ничего столь же значительного и оригинального, как доходный дом герцога Лейхтенбергского в Петербурге. В 1930-х годах Постельс состоял членом Объединения русских архитекторов в Праге. С 1946 года был представителем в США Общества охранения русских культурных ценностей. Ф.Ф. фон Постельс скончался  в 1960 году. В некрологе, написанном А. Кирилловым, справедливо сказано, что «хотя Ф.Ф. жил в Америке с 1920 г. и многим ей обязан, однако, полный расцвет таланта и духовного развития он получил в старой императорской России».

Дом на Большой Зеленина, 28, был построен архитектором фон Постельсом для светлейшего герцога Николая Николаевича Лейхтенбергского (Nikolaus de Beauharnais, Herzog von Leuchtenberg) (1868-1928). Герцог происходил из известной ветви французского дворянского рода Богарне (Beauharnais): его потомком был пасынок Наполеона Бонапарта, сын его жены Жозефины 1-й герцог Лейхтенбергский Евгений Богарне. Николай Николаевич Лейхтенбергский также был внуком великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I (она была супругой Максимилиана Лейхтенбергского, внука Жозефины, мецената и попечителя Максимилиановской больницы).

Ф.Ф. фон Постельс, проект фасада доходного дома герцога Н.Н. Лейхтенбергского (1904):

Дом герцога Лейхтенбергского, проект фасада

Н.Н. Лейхтенбергский с 1891 года жил в Санкт-Петербурге, служил в Преображенском полку, позднее отличился в Первой мировой войне и был награжден за храбрость шашкой, завещанной Скобелевым. В дни государственного переворота герцог Н. Н. Лейхтенбергский выполнял обязанности флигель-адъютанта при низложенном императоре Николае II [17]. Он дежурил при царе и был свидетелем всего происходившего как в ставке верховного главнокомандующего, так и в Пскове в момент отречения царя от престола. После революции герцог Лейхтенбергский стал активным участником Белого движения и вскоре эмигрировал. В 1918 году он поселился на юге Франции и занялся виноделием. Именно он создал и прославил сорт «вино Богарне». Кроме того, будучи еще и талантливым музыкантом, Николай Николаевич участвовал в учреждении Донского хора имени Платова и некоторое время им руководил.

Н. Н. Лейхтенбергский

Как и многие другие представители этой достойной семьи, герцог Лейхтенбергский был большим любителем искусства, покровительствовал художникам. К тому же, герцогу по наследству досталось собрание портретов французских мастеров (в том числе портрет Жозефины работы Ф. Жерара) и немало картин голландской школы, а также коллекция старинного оружия, принадлежавшая его деду Максимилиану Лейхтенбергскому [14]. Все эта коллекция хранится сегодня в Эрмитаже. Это был человек требовательный и с хорошим вкусом. Вместе с тем это был состоятельный домовладелец, которому принадлежало несколько доходных домов в Петербурге. Семья самого герцога с 1903 по 1916 год проживала в собственном особняке, находившемся на месте нынешнего дома по адресу Каменноостровский пр., 64.

Большой герб Их Императорских Высочеств, Их Высочеств и Их Светлостей Князей Романовских, герцогов Лейхтенбергских:

Герб герцогов Лейхтенбергских

Поскольку Николай Николаевич Лейхтенбергский покровительствовал людям искусства, то архитектор фон Постельс предусмотрел в доходном доме на Большой Зеленина помещения под художественные мастерские (обратите внимание на четыре выпуклых застекленных балкона на верхнем этаже). Известно, что здесь длительное время находилась, в частности, мастерская художника Ивана Пархоменко (1870-1940), создателя уникальной портретной галереи писателей России. В мастерскую на Большой Зеленина к нему приходили Л. Андреев, В. Вересаев, Ф. Батюшков, И. Бунин, В. Короленко, А. Куприн, В. Розанов, здесь читал свои стихи во время позирования А. Блок [12]. Между прочим, уместно будет вспомнить, что в двух шагах от дома Лейхтенбергского, на углу Большой Зелениной улицы и Геслеровского переулка (ныне Чкаловский проспект), происходит место действия драмы А. Блока «Незнакомка» (1906). Также, что в этом доме на Петроградской жила известная революционерка, красавица, женщина-комиссар, «валькирия революции» Лариса Рейснер (1895-1926). Семья Рейснер въехала в квартиру на Большой Зелениной улице в 1907 году, когда в городе как раз собирались пустить первый трамвай (кстати, трамваи с Большой Зеленина не так давно убрали). В доходном доме герцога Лейхтенбергского в то время уже имелись водопровод и телефон, а вот электричество появилось лишь в 1916 году [15].

Из архивных сведений следует, что после Н.Н. Лейхтенбергского дом перешел в собственность владивостокского купца Варягина. Он жил с семьей в парадном подъезде на 4-м этаже и сошел с ума по неизвестной причине. Следующим и последним хозяином дома до революции был некто инженер Венгеров. Эти сведения нам предоставила жительница дома, Наталья Павловна Касаткина.

Нынешнее состояние здания

В течение последних десятилетий оригинальный «дом с мозаикой» как будто не замечали, и уникальный памятник архитектуры продолжал медленно разрушаться. По счастью, дом всё-таки дождался своего часа: в 1990-х годах в ходе проведения инвентаризации КГИОП этот шедевр петербургского модерна наконец был признан таковым и в 2001 году попал в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Забытую жемчужину архитектуры модерна удалось включить в программу «Фасады Санкт-Петербурга», и в 2007 году была проведена весьма качественная реставрация фасада, включая потрясающее мозаичное панно. К сожалению, фасадом пока дело и ограничилось. За этим подновленным «лицом» скрываются обветшалые внутренние дворы и парадные с облупившейся плиткой полов, погнутыми решетками перил и облупленными старинными дверями [8]. Подъезд дома Лейхтенбергского остается по-прежнему в плачевном состоянии: проведен лишь минимальный поверхностный ремонт [12]. Возможно, в будущем будет установлена реконструированная дубовая дверь в парадную. Также планируется восстановить кованые ворота во двор [13].

Жительница дома на Большой Зеленина, 28, прислала нам несколько интереснейших фотографий изразцовых печей.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Также мы получили замечательные снимки интерьеров здания (включая потолочный декор комнат) и фото мастерской художника изнутри. Снимки были сделаны в 2003 году при участии правнука мозаичиста Фролова, автора мозаик на фасаде дома. Результатом была маленькая заметка в журнале «Красный», где дом на Большой Зеленина сравнивался с венским зданием.

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-ПетербургДом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Мы благодарим Наталью Павловну за присланные фотоматериалы! Она же предоставила нам фото дома до реставрации:

Дом герцога Лейхтенбергского, Санкт-Петербург

Где находится доходный дом герцога Н.Н. Лейхтенбергского

Доходный дом герцога Н.Н. Лейхтенбергского находится на Петроградской стороне. Он расположен по адресу Санкт-Петербург, ул. Большая Зеленина, д. 28, недалеко от станции метро «Чкаловская». Посмотреть местоположение дома на карте Питера можно тут.

♦♦♦♦♦♦♦

Если вас интересует архитектура модерна (ар-нуво, югендштиля) в разных странах Европы, то вам могут понравиться следующие материалы по этой теме (с фотографиями и подробными описаниями):

- Неизвестный Страсбург. Красивые здания и интерьеры в стиле модерн в Страсбурге

- Архитектура модерна (югендштиля) и венгерский национальный стиль в Будапеште

- Парижские образцы ар-нуво на Монмартре

- Финский модерн в Выборге

Финский национальный романтизм (модерн) и заметки о финском модерне в Хельсинки

- Дворец Гуэля в Барселоне

- Дом Висенса в Барселоне

- Кафе-ресторан «Четыре кота» в Барселоне: история, интерьер, архитектура

- Психиатрический институт Пере Мата в Реусе. Каталонский модерн

- Особняк Каса Навас (дом Наваса) в Реусе

♦♦♦♦♦♦♦

Использованные источники:

1. Зодчие Санкт-Петербурга. XIX — начало XX века / cост. В. Г. Исаченко; ред. Ю. Артемьева, С. Прохватилова. — СПб.: Лениздат, 1998. — 1070 с.

2. Кириков Б. М. Архитектура петербургского модерна. Особняки и доходные дома. — СПб.: Коло, 2008.

3. Архитекторы-строители Санкт-Петербурга середины XIX — начала XX века: справочник / Сост. А. М. Гинзбург, Б. М. Кириков при участии С. Г. Федорова, Е. В. Филиппова; под. общ. ред. Б. М. Кирикова. — СПб.: Пилигрим, 1996.

4. И. С. Деева. Доходный дом герцога Н. Н. Лейхтенбергского. Журнал «История Петербурга», №2(54)/2010

5. Архитектор Постельс, Ф.Ф.

6. Иван Саблин. Паруса под крышей. Квартальный надзиратель, № 59, ноябрь 2007

7. Петербург. Доходный дом герцога Лейхтенбергского. 1904-1905

8. Доходный дом Н. Н. Лейхтенбергского на сайте citywalls

9. Чудесная находка: доходный дом герцога Н. Н. Лейхтенбергского

10. Дом с мозаикой на Петроградской стороне

11. Е. Козырева. Знаки эпохи. Столетие исторических фасадов петербургского модерна. Журнал "АРДИС", № 2(26)/2005

12. Доходный дом герцога Н.Н. Лейхтенбергского после реставрации

13. Прогулка по Петроградской, дом Н.Н. Лейхтенбергского на Б. Зеленина, 28

14. Привалов В. Д. Каменноостровский проспект. - М.: Издательство Центрполиграф, 2012 (с. 464-465)

15. Пржиборовская Г. Лариса Рейснер. Жизнь замечательных людей М.: Молодая гвардия, 2008

16. Подвиг автора уникальных мозаик Владимира Фролова

17. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев

18. Печь доходного дома герцога Н.Н.Лейхтенбергского

19. Фридрих Фридрихович фон Постельc, архитектор (информация на сайте гимназии К.Мая)

20. Лейхтенбергский, Николай Николаевич

Понравилась статья?

У вас есть возможность поддержать развитие нашего проекта любой доступной вам суммой :)



15 комментариев к заметке

  1. elena пишет:

    Замечательный дом! Замечательная статья! Все подробно, точно, деловито … и в то же время — с любовью к предмету! Спасибо!

  2. Foxy пишет:

    Спасибо за комментарий, Елена! Да, дом хорош. Живу неподалеку, часто ходила мимо, вот и решила про него подробнее узнать и своими фотографиями поделиться :) . А модерн я очень люблю, питерский в том числе. Надеюсь продолжить серию статей позже, как время будет)).

  3. Ирина Савинова пишет:

    Благодарю за столь содержательный и подробнейший рассказ. Дома- как и люди — одни яркие, незабываемые. Другие — скромные, из общего ряда не выбиваются. Меня интересуют два таких, думаю, скромных дома. На Большой Зелениной мой дед Баранов Алексей Дмитриевич имел два дома. Возможно ли определить их? Примите мои уверения…СИД

  4. Foxy пишет:

    Добрый день, Ирина!
    Думаю, это возможно, но только если тщательно поработать в архивах. В общедоступных источниках (смотрю, например, хорошую справочную книгу В. Привалова «Улицы Петроградской стороны») информации о таком владельце дома на Большой Зеленина не встречается.

    Upd: Мне кажется, Вам уже отвечали на этот вопрос на форуме, связанном со справочником «Весь Петербург»: http://forum.vgd.ru/396/6264/1780.htm. Таким образом, Вашему деду принадлежал дом не на Б. Зеленина, а на Лодейнопольской, 10 (http://www.citywalls.ru/house9804.html).

  5. Наталья пишет:

    День добрый!
    Большое спасибо.Это самая информативная статья о нашем доме, какую я встречала. Живу в этом доме с 1981г. Собирала информацию о доме, его хозяине -Н.Н. Лейхтенбергском и жильцах в различных архивах С- Петербурга.
    К сожалению, не нашла ничего о самом процессе строительства (дата закладки и пр.) Это было бы интересно. Вы не встречали?
    Кроме того, каждая из бывших мастерских художников последнего этажа выходит на крышу световым фонарем пирамидальной формы.
    Насколько распространены подобные решения?
    В нескольких квартирах сохранились изразцовые печи, фото которых у меня имеется. Если Вам интересно, то могу поделиться:)
    С уважением
    Наталья Павловна

  6. Foxy пишет:

    Добрый день, Наталья Павловна!
    Спасибо Вам большое за информацию. Если можно, пришлите, пожалуйста, фотографии на почту [email protected] Я могу разместить их тут с указанием на Вас как источник:).

    Что касается дополнительных сведений, то я ими, увы, не располагаю, хотя и живу неподалеку)). Думаю, больше Вас никто об этом доме не знает)).
    Еще раз спасибо за интерес к нашему сайту!

  7. Андрей пишет:

    Добрый день!
    Очень хотелось бы узнать — в какой квартире этого дома жила Лариса Рейснер? Хотя бы, какой этаж и расположение окон? Большое спасибо за статью!

  8. Foxy пишет:

    Здравствуйте, Андрей! К сожалению, мы (авторы сайта) подобной информацией не располагаем. Наверное, где-то в архивах ее и можно получить, но в общедоступных источниках, которыми пользуемся мы (см., например, Пржиборовская Г. Лариса Рейснер. Жизнь замечательных людей), таких сведений, увы, не нашлось.

    Процитирую раздел указанной книги, который посвящен собственно дому:

    Дом 28, в котором Рейснеры прожили с 1907-го по 1918-й, был создан в 1904–1905 годах архитектором Федором Федоровичем фон Постельсом для герцога Николая Николаевича Лейхтенбергского (1873–1960). Этот дом считается одним из лучших зданий в стиле декоративного модерна, с уникальными мозаичными панно.

    И далее:
    Живописные строки Ларисы передают биение жизни, поэтому о своем доме лучше всего расскажет она сама.
    «Первый этаж: он темный и неприличный. Из двери под лестницей выглядывает швейцариха, пахнет спертым запахом нищеты, немытых пеленок и лифта. Во втором брезжила луна. Второй этаж – чиновный. Он уходит на службу в половине девятого, шьет своим дочкам новые шубы на рождественские прибавки и танцует по субботам под граммофон. В третьем приоткрытая дверь в чью-то прихожую: уходят поздние гости. Здесь недавно умер паралитик, устроила огромный скандал француженка-артистка, немолодая, толстая. У нее сын лгунишка, и на олимпийских играх во дворе его за трусость и фискальство жестоко бьют дворниковы дети. Еще выше – старый адмирал в отставке, бедняк, у которого три дочери – незамужние и немолодые девушки – и по субботам чудесные дуэты Грига».

    Проштурдируйте эту книгу подробнее — возможно, найдете другие интересные детали! Скачать книгу можно в Интернете.

  9. Андрей пишет:

    Благодарю Вас за оперативный ответ! Спасибо за подсказку о книге Пржиборовской, обязательно посмотрю.

  10. Foxy пишет:

    Пожалуйста! Обнаружите что-то интересное, поделитесь с нами:).

  11. Foxy пишет:

    Видимо, Лариса жила на пятом этаже, в квартире № 42.
    В той же книге читаем:

    У Рейснеров – четыре комнаты. Еще в 1970-х годах старожилы называли квартиру 42, где Рейснеры прожили почти 11 лет, – профессорской. Детская, спальня родителей, кабинет М. Рейснера и самая большая комната – гостиная. Стоила такая квартира на пятом этаже около 500 рублей в год, что могли позволить себе лишь немногие жители Петербурга. Его население в 1 миллион 200 тысяч человек тогда составляли 65 процентов крестьян, 23 – мещан, 6 – потомственных дворян, 3 – личных дворян, 2 – почетных граждан, 1 процент – купцов. Большая часть жителей снимала комнаты в подвале или мезонине, стоившие тогда 110–120 рублей.

    И вот еще. Андрей Богословский оставил прощальные строки о доме на Большой Зелениной: «Первые дни после Вашего отъезда я был прямо болен, милая Лариса Михайловна, меня ужасно тянуло наверх – в Вашу комнату, к книгам, столику, серому халату…»

    Также читаем: «Для того, чтобы вы спокойно могли жить, Большой Зелениной и нашему пятому этажу надо бы провалиться куда-нибудь» (цитата из ее романа).

  12. Андрей пишет:

    Да, вот и разобрались с 5-ым этажом. Вот еще одно подтверждение…
    Поэт Георгий Иванов в юности подрабатывал курьером и однажды был послан с корректурой из какого-то издательства к профессору М.А.Рейснеру на Большую Зеленину. Из его воспоминаний: «Была, наверное, весна. С островов по Каменноостровскому тянуло блаженной свежестью петербургского апреля… По широкой лестнице ультра-модернизированного дома я поднялся на 3 этаж (на самом деле на пятый). Лакированная дверь, медная доска: проф. Рейснер. Но на мой звонок никто не открыл. Я позвонил еще – то же самое. Может быть, звонок испорчен? Я хотел постучать и толкнул дверь. Она без шума распахнулась. И в прихожей напротив меня была видна большая белая комната с роялем и цветами – гостиная, должно быть. Окно в ней было «фонарем», большое зеркальное стекло, ничем не завешенное на сад и розовое вечереющее небо.

    На фоне этого окна стояла девочка лет 15-ти и мальчик – морской кадет. Они не слышали, как я вошел. Должно быть, они ничего не слышали: они целовались. Они стояли, отодвинувшись друг от друга. Она, положив руки на погоны, он осторожно держал ее за талию, совершенно так, как на наивных английских картинках изображается «первый поцелуй». Первый или нет, поцелуй был очень продолжительный. Что мне было делать? Я кашлянул. Морской кадет отдернул руки и быстро отвернулся к окну. Девочка слабо ахнула, потом, мотнув белокурой головой, пошла мне навстречу. Лицо ее пылало, глаза блестели. Признаюсь, когда она подошла ближе, я позавидовал морскому кадету, с независимым видом теребившему свой рукав, – так прелестна была его подруга. Она была совершенной красавицей… Психеей».

  13. Foxy пишет:

    Отлично!:)

  14. Елена пишет:

    Владивостокский купец Алексей Семёнович Варягин, некоторое время владевший домом, был владельцем парохода «Варягин», затонувшего 7 октября 1906 года в Уссурийском заливе при переходе из Владивостока в бухту Суходол. Причиной трагедии стал подрыв на мине российского производства, оставшейся после Русско-японской войны. На «Варягине» погибли более 200 человек. Эта трагедия и по сей день является самой крупной для Дальневосточного региона. Кроме пассажиров пароход перевозил жалование солдатам — 60 тысяч золотом. Все попытки поднять «Варягин» были безуспешными. Так и покоится на дне наш дальневосточный «Титаник». Возможно, гибель парохода стала причиной сумасшествия его хозяина.

  15. Foxy пишет:

    Спасибо за интересное дополнение!